Николай Кузанский

 

Знаменитых «родоначальников» современной астрономии Николая Коперника, Джорджано Бруно и Галилео Галилея знают все. А вот Николаю Кузанскому (год рождения неизвестен, приблизительно – 1401, год смерти – 1452) не повезло. До появления в свет бестселлера, фантастического романа «Башня Шутов» от великого Анжея Сапковского, о нем знали только специалисты. И то, по большей части, теологи и историки религий: «папский викарий» Николай Кузанский был больше известен как богослов. И несмотря на то, что в реальности Кузанский старался примирить гуситов и католиков, после «Башни Шутов» широкой читающей публике он стал известен как жуткий интриган, «обскурантист» и вообще – «палач гуситов».

И ни в какой школе уже не проходят того, что почти за два столетия до Галилея именно Николай Кузанский, выпускник Гейдельбергского университета, после наблюдений за звездным небом утверждал, что светила (солнце и звезды) и известные планеты движутся в пространстве. Соответственно, он отрицал и то, что Земля (или солнце) являются центром мироздания. Кузанский первым, будучи еще простым секретарем кардинала, впервые высказал почти современное представление об устройстве Вселенной. «Вселенная бесконечна и у неё нет и не может быть центра», — писал он. Первым Николай Кузанский обнаружил и так называемые «солнечные пятна». Только в конце двадцатого века ученые историки науки заявили, что, оказывается, именно открытия сорокавосьмилетнего кардинала Николая Кузанского в области астрономии оказали влияние на позднейших, но почему-то более прославленных астрономов. По сути, и Бруно, и Коперник, и даже Галилей являлись учениками Кузанского, развивали его научные взгляды.

Интересно и то, что Николай Кузанский, несмотря на относительную молодость, не подвергался никаким преследованиям официальной церкви. С одной стороны, это можно объяснить тем, что, во времена гуситов, «престолу Святого Петра» в Риме было не до пятен на солнце и уж тем более не до устройства Вселенной. Правда, у Николая Кузанского были неплохие «личные связи» — влиятельный кардинал Орсини и будущий Папа Пий Второй. Но если бы они высказали хоть малейшее недовольство, Кузанский вряд ли смог бы стать в относительно молодом возрасте кардиналом и папским легатом, «генеральным викарием» (очень высокий пост в Римской курии). Очевидно, пятнадцатый век был более расположен к астрономам, чем даже двадцатый или двадцать первый – ни в одном из школьных учебников астрономии (на русском языке, по крайней мере) имени Николая Кузанского вы не найдете.





Rambler's Top100